Игорь олейников. запечатленное мгновение

Художник Игорь Олейников награжден золотой медалью Андерсена

Русский художник-иллюстратор Игорь Олейников, с которым наше издательство плотно сотрудничает уже более пяти лет, удостоен медали Ханса Кристиана Андерсена, самой престижной награды в области детской литературы, которую также называют “Малой Нобелевкой”. Новость была объявлена 26 марта 2018 года на Международной ярмарке детской книги в Болонье.

С 1956 года премия присуждалась только автору лучшей детской книги, а с 1966 года её также начали вручать лучшему художнику-иллюстратору. Лауреаты награждаются золотыми медалями с профилем Ханса Кристиана Андерсена.

Многие россияне — писатели, художники-иллюстраторы, переводчики — в разные годы были награждены почётными дипломами имени Х.К. Андерсена.

Обратите внимание

Например, в 1972 году международное жюри особо отметило творчество Сергея Михалкова, а в 1976 — Агнии Барто.

Но главная награда до настоящего времени вручалась представителю нашей страны лишь однажды — в 1976 году, еще в СССР, медалью была награждена иллюстратор Татьяна Маврина. Таким образом Игорь Олейников вошел в историю как первый победитель из России.

Медаль будет вручена во время проведения 36-го Конгресса Международного совета по детской книге, который пройдет в Афинах в сентябре 2018 года.

Для нас большая радость, что признания удостоился человек, чьи иллюстрации украшают (и продолжат украшать) наши книги, и кроме того – он наш большой друг.


Болонская детская книжная ярмарка, фото: Михаил Визель

10 фактов из биографии

Игорь Олейников (1953) – российский художник, книжный иллюстратор. Родился в небольшом подмосковном городе Люберцы.

1. С детства был увлечен рисованием благодаря своей маме-художнице, но поступил в технический вуз.

2. Олейников не имеет специального художественного образования, но, глядя на его сказочные волшебные иллюстрации, поверить в это трудно.

3. В 1979 году начал работу в мультипликации – сначала ассистентом художника-постановщика на студии “Союзмультфильм”, а затем художником-постановщиком на студии BBC The Christmas films.

4. Одновременно с работой в анимации с 1986 года начал заниматься книжной иллюстрацией в издательствах России, Канады, Бельгии, Швейцарии, Греции, Кореи, Тайваня, США, Италии и Японии. 

5. Для создания своего неповторимого стиля он использует гуашь и сухую кисть, получая фактурность и шероховатость, которая может сыграть по-разному, в зависимости от замысла художника. 

6. В 2009 году ушел из анимации и с тех пор работает только как книжный иллюстратор.

7.

  За 42 года Игорь Олейников проиллюстрировал около 100 книг, в том числе в «Никее» вышли книги: «Снежная королева» Ханса Кристиана Андерсена, «Рождественская песнь в прозе» Чарльза Диккенса, «Вол и осел при яслях» Жюля Сюпервьеля, сборник военной прозы «Это мы, Господи!», «Волшебное дерево» Андрея Усачёва, «Библейские истории для детей», а также календари и постеры.

8. Участвовал в выставках в России, Литве, Эстонии, Германии, на Тайване, а также в Братиславской биеннале «BIB» в 2003, 2004, 2005, 2013, 2015 годах; «Болонья 2004», «Болонья 2006».

9. Среди его наград:

  • Диплом Таллиннского триеннале иллюстрации стран Балтии
  • Диплом Non Fiction «Образ книги 2011».
  • Диплом Андерсена 2012.
  • Номинация на Медаль Андерсена в 2013 году.
  • Номинация на Премию Астрид Линдгрен в 2014 году.Медаль Андерсена в 2018 году.

10. В одном из своих интервью Игорь Олейников так охарактеризовал свое творчество:

Наши совместные проекты

Выставка художников-иллюстраторов “Книжка с картинками”
издательства “Никея”, 2013 г.

Игорь Олейников является одним из наших любимых художников. Вместе мы выпустили замечательные книги, полюбившиеся читателям. Несмотря на то, что тиражей некоторых книг уже нет, мы хотим рассказать о них здесь:

Жюль Сюпервьель “Вол и осел при яслях”  – наш первый совместный проект, с которого началась крепкая дружба с Игорем Олейниковым, с добрыми, теплыми иллюстрациями с легкой грустинкой и при этом очень нежными.

Книга “Это мы, Господи! Повести и рассказы писателей-фронтовиков” 

К 70-летию Победы мы издали повести и рассказы писателей-фронтовиков. Здесь совсем другие по характеру черно-белые иллюстрации для взрослых.

Календарь 2017 “Путешествие из Арктики в Антартику”

Это не просто календарь, а настоящая картинная галерея!

Серия сюрреалистических рисунков, которая вот уже три раза переиздавалась в нашем издательстве в виде календаря-планинга с 2015 г. и в книге “Волшебное дерево”.

Книга “Рождественская песнь в прозе: Святочный рассказ

Здесь иллюстрации Игоря Олейникова создают особую атмосферу, показывают не только образ скряги Скруджа, ставшего символом скупости, но и его человеческие чувства и переживания – все то, что привело к обновлению его души.

Знаменательно, что одним из последних общих проектов стала книга Ханса Кристиана Андерсена “Снежная королева: Сказка в семи рассказах”

И наконец – новинка! Совсем скоро в продажу поступит книга “Библейские истории для детей” с невероятно светлыми и красивыми иллюстрациями, которые призваны показать ребенку, что Бог любит его и всегда защитит и поддержит.

Важно

Что интересно, эти иллюстрации Игорь Олейников нарисовал по заказу одного американского издательства уже очень давно, но авторские права ему не принадлежали. И вот, спустя время, он сумел вернуть их, и мы общими усилиями создали новый текст, чтобы подарить жизнь этому чудесному изданию!

Редакция сайта nikeabooks.ru

Источник: https://nikeabooks.ru/blog/khudozhnik-igor-oleynikov-laureat-premii-andersen/

Игорь Олейников

Олейников Игорь Юльевич (1953) — известный российский художник, аниматор, иллюстратор детских книг. Родился в подмосковном городе Люберцы, закончил Московский институт химического машиностроения. После окончания работал по специальности в проектном институте «Гипрокаучук».

В 1979 году устроился на киностудию «Союзмультфильм» в качестве ассистента художника-постановщика.

Игорь Олейников не имеет специального художественного образования, о чем, по собственному признанию, сегодня сожалеет. Но поверить в это трудно, познакомившись с его сказочными волшебными иллюстрациями. Своими учителями называет Наталью Орлову, Владимира Зуйкова, Эдуарда Назарова, Кирилла Челушкина.

В анимации Игорь Олейников известен по фильмам «Тайна третьей планеты» (1981), «Последняя охота» (1982), «Сказка о царе Салтане» (1984), принимал участие в работе над лентой «Халиф-аист» (1981). В 1991-2000 гг.

работал в российском филиале студии ВВС «Кристмас Филмз», где был поставлен рисованный мультфильм-фантазия по мотивам оперы В.А.Моцарта «Волшебная флейта» (режиссёр Валерий Угаров). Фильм был высоко оценен на Тарусском анимационном фестивале.

В следующем году на том же мероприятии художник получил приз за лучший персонаж фильма «Иона».

В 2000 году мультфильм «Подна и Подни» из цикла «Сказки народов мира» (режиссер Юрий Кулаков) завоевал Гран-при на анимационном фестивале «Золотая рыбка».

Как художник-постановщик создал фильмы «Мы с Шерлоком Холмсом» (1987), «Сказка о глупом муже» (1986), «Поползновение» (1987), «Сапожник и русалка» (1989), «В поисках Олуэн» (1990) и др.

С 1986 года параллельно с работой в анимации сотрудничает с детскими журналами «Миша», «Трамвай», «Куча-мала», «Улица Сезам», «Шаровая молния», «Спокойной ночи, малыши!», альманахом «Колобок и Два жирафа»), а также с книжными издательствами.

С 2004 года Олейников рисует на студии «Солнечный дом».

Среди его работ, выпущенных российскими издательствами: «Алиса в Стране чудес» Льюиса Кэрролла, «Хоббит, или Туда и Обратно» Дж.Р.Р.Толкина, «Приключения барона Мюнхгаузена» Э.Распе, «Разные рыбки» и «Разные кошечки» Б.Заходера, «Оранжевый верблюд», «Сказочная история мореплавания» и «Сказочная история воздухоплавания» А.Усачёва, «Приключения мышонка Десперо» К.ДиКамилло.

С 2001 года активно сотрудничает с иностранными издательствами.

В 2006 году получил диплом на Таллиннском триеннале иллюстрации стран Балтии.

Блог художника

Купить книги с иллюстрациями Игоря Олейникова

OZON.ru
labirint.ru
amazon.com

Разговоры

Премия Андерсена 2018: победа Игоря Олейникова и другие номинанты
26 марта были объявлены лауреаты Премии Х.К.Андерсена, самой престижной награды в области детской литературы.

Премия была учреждена в 1956 году Международным советом по детской и юношеской литературе ЮНЕСКО. Она присуждается раз в два года и приурочена ко второму апреля — дню рождения Ханса Кристиана Андерсена.

2015 — иллюстраторы рассказали, каким был для них уходящий год
Только что закончил «Пять сказок» Пушкина. Для издательской группы Арбор. Работал с огромным интересом. Книга получилась совсем не детская. И достаточно необычная.

Лучшие детские иллюстрированные книги марта 2015
Любимый читателями Игорь Олейников, который рисует, по собственному выражению, «мусором, веником, тряпками, старыми кистями», создал иллюстрации к сказке в не самой традиционной для себя технике масляной живописи.

С помощью иллюстраций, Олейников показал свою версию текста сказки: Джек в его интерпретации – не удалой удачливый молодец, а настоящий подлец, преступник.

Вот что художник говорит о своём персонаже: «Я этого Джека сделал таким откровенным мерзавцем, на паучьих ножках, беззубым… потому что он — негодяй! Прилез к этим несчастным великанам по волшебному бобу и обчистил их сверху донизу ни за что… И зажил потом в замке на все великанские халявные дела».


Антон Размахнин «Хорошие картинки для детей стоят дорого»

18 марта в столице открылась выставка «Художник и книга-2015», показавшая, что сегодня происходит с книжной, прежде всего детской, иллюстрацией. В небольшом зале Московского дома художника на Кузнецком Мосту представлено около двух сотен работ нескольких поколений художников-иллюстраторов, от мэтров до студентов.

Игорь Олейников «Мне нужен нерв, тайна, драйв..»
Игорь Олейников проиллюстрировал более 50 детских книг. Он не умеет рисовать хорошеньких девушек и миленьких детей. Нужен драйв, нерв, напряжённая история, и тогда из книжки получится произведение искусства.

События

Игорь Олейников стал лауреатом Премии Андерсена 2018
27.03.2018
Вчера на Международной ярмарке детской книги в Болонье были объявлены имена победителей Премии Х.К.

Совет

Андерсена 2018, самой престижной награды в области детской литературы. Лауреатом премии среди иллюстраторов книги стал русский художник Игорь Олейников.

Обладательницей премии среди писателей стала японская писательница Эйко Кадомо.

Выставка избранных иллюстраций Игоря Олейникова

Источник: http://www.fairyroom.ru/?page_id=6168

Олейников Игорь Юльевич

Родился 4 января 1953 года в городе Люберцы Московской области. По окончании в 1976 году Московского института химического машиностроения работал в проектном институте «Гипрокаучук».

В 1979-м в качестве ассистента художника-постановщика пришёл на киностудию «Союзмультфильм»; спустя некоторое время сам стал художником-постановщиком. «Три года честно провёл за кульманом. Но и за кульманом — рисовал. Видимо, гены не давали покоя. Моя мама была художником по коврам.

И сейчас пол-Кремля устелены её дорожками…» — так художник объяснил смену профессии в интервью газете «Книжное обозрение».

Специального художественного образования Олейников не имеет, хотя поверить в это совершенно невозможно. О своих учителях он говорит так: «Сначала мама учила, потом на «Союзмультфильме» — Орлова Наташа, Зуйков Володя, Эдуард Назаров и Кирилл Чёлушкин. Никакого спецхудожественного заведения не кончал. Раньше даже гордился этим, теперь жалею».

В анимации Игорь Олейников известен по фильмам «Тайна третьей планеты» (1981), «Последняя охота» (1982), «Сказка о царе Салтане» (1984), принимал участие в работе над лентой «Халиф-аист» (1981). Как художник-постановщик создал фильмы «Мы с Шерлоком Холмсом» (1987), «Сказка о глупом муже» (1986), «Поползновение» (1987), «Сапожник и русалка» (1989), «В поисках Олуэн» (1990) и др.

В 1991-2000 гг. работал в российском филиале студии ВВС «Кристмас Филмз», где был поставлен рисованный мультфильм-фантазия по мотивам оперы В.А. Моцарта «Волшебная флейта» (режиссёр Валерий Угаров), который в 1996 году высоко оценили на Тарусском анимационном фестивале. В следующем году Таруса снова наградила художника — приз за лучший персонаж получил фильм «Иона».

В 2000 году на анимационном фестивале «Золотая рыбка» мультфильм «Подна и Подни» (из цикла «Сказки народов мира», режиссёр Юрий Кулаков), снятый по мотивам суфийской притчи про двух маленьких птичек, завоевал Гран-при. В 2000-04 гг. — художник работал над полнометражным фильмом «Щелкунчик» (к/с «Аргус», совместно с немецкой продюсерской компанией, режиссёр Т.Ильина).

С 2004 года работал на студии «Солнечный дом», участвовал в создании фильма «Князь Владимир». В 2009 году ушел из анимации. Сейчас работает только как книжный иллюстратор.            читать

Обратите внимание

С 1986 года параллельно с работой в анимации сотрудничает с детскими периодическими изданиями (журналы «Миша», «Трамвай», «Куча-мала», «Улица Сезам», «Шаровая молния», «Спокойной ночи, малыши!», альманах «Колобок и Два жирафа»), а также с книжными издательствами.

Среди его работ, выпущенных российскими издательствами: «Алиса в Стране чудес» Л. Кэрролла, «Приключения барона Мюнхгаузена»  Э. Распе, «Разные рыбки» и «Разные кошечки» Б. Заходера, «Оранжевый верблюд», «Сказочная история мореплавания», «Сказочная история воздухоплавания» и другие книги А. Усачёва, «Приключения мышонка Десперо» К. ДиКамилло, стихи и сказки К. И.

Чуковского, английская сказка «Джек и бобовый росток», стихи И. Бродского, стихи Д. Хармса, сказки С. Л. Прокофьевой, «Сказки дядюшки Римуса» Дж. Харриса, «Баллады о Робин Гуде», «Король Артур и рыцари Круглого стола», «Мифы Северной Европы», «Нос» Н. В. Гоголя, «Про то, чего не может быть» Э. Лира, «Путешествие на Тандадрику» В. Жилинскайте.

Проиллюстрировал более 60 книг.

Игорь Олейников работал над такими книгами, как «Питер Пэн» Дж.Барри (частный заказ, Россия), «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» Р.Л.Стивенсона (для итальянского «Fabri editori»), над книгой об Артуре и Гвен (США, «Dutton children’s books», 2008) и над несколькими книгами для тайваньского издательства «Gremm press».

В 2000 году из мастерской художника вышел «Хоббит», но автор считает, что настоящая встреча с творчеством великого Дж.Р.Р.Толкина у него впереди. Олейников не скрывает, что регулярно перечитывает «Сильмариллион» и мечтает когда-нибудь оформить это особенное произведение.

В 2013-м сбылась ещё одна мечта замечательного художника: с его иллюстрациями вышла романтическая толстовская «Аэлита».

Для Издательства «Серафим и София» иллюстрировал сказку Софьи Леонидовны Прокофьевой «Две невесты и любовный напиток», книга вошла в пятерку лучших книг России по версии АСКИ в 2013 году.

С 2001 года начинается сотрудничество художника с издательствами Канады, США, Бельгии, Швейцарии, Италии, Кореи, Тайваня и Японии.

Важно

Он участвовал в книжных выставках в России, Литве, Эстонии, Германии, Тайване, а также в Братиславской бьеннале «BIB» в 2003-м, 2004-м и 2005-м годах, был финалистом выставки «Болонья-2004».

Читайте также:  Готовимся к беременности серьезно

В 2006 году Игорь Олейников получил диплом на Таллиннском триеннале иллюстрации стран Балтии.

Источник:  bibliogid.ru, bibliogid.ru

Игорь Олейников: «Гуашью редко кто работает, но я предпочитаю именно её, так как гуашь не высыхает намертво – её всегда можно смыть, обработать, изменить её фактуру (в отличие от акрила, например).

Берусь не за любую книгу, но только за ту, где есть нерв, напряжение, загадка, динамика. Не люблю  каноны в иллюстрировании.

Например: «вот Айболита надо рисовать именно так, а не иначе»!  ПОЧЕМУ?! Считаю,что художник книги может создавать в иллюстрациях параллельный мир –  параллельный тексту, но при этом передающий мысль автора.

То есть, необязательно скурпулезнейше следовать тексту – но настроение и динамику выдерживать надо! Любимые русские художники книги – С. Коваленков, Г. Калиновский, Е. Антоненков, К. Челушкин, Е. Силина.  В детстве обожал иллюстрации Л. Владимирского. Заграничные – К. Бухольц, Ш. Тан, Л. Цвергер, Р. Ингпен».

Источник:  blog.rgub.ru

Игорь Олейников: «Я иллюстрировал книгу  «Вол и осел при яслях» Жюля Сюпервеля. Я такой книжки никогда даже близко не читал – настолько она замечательная! Это притча о взаимоотношениях осла и вола, их разговоры, их отношение к Рождеству.

Я книгу не читал и сначала не хотел рисовать, а когда прочитал, то понял, что это настолько мое, что надо хвататься не глядя. Бросил ту работу, которую делал и взялся за эти картины. И сделал на одном дыхании!».
Источник:  www.pravmir.

ru

Игорь Олейников: «Книга, как и кино, для меня способ самовыражения. В книге делаю кино, в кино – книгу. Так выходит само собой. Динамика внутри иллюстрации и внутри книги – то, к чему я стремлюсь. И, по возможности, несерьезный ироничный подход к теме. А вообще очень люблю рисовать».
Источник:  www.liveinternet.ru

Игорь Олейников: «В детскую книгу я пришел из анимации и долгое время работал параллельно и там, и там. Многие художники «Союзмультфильма» трудились тогда в детской книге, я тоже мечтал рисовать иллюстрации. Потом представился случай, и я его не упустил.

Совет

Привлекает меня в книжной графике то, что тут ты сам себе хозяин, хотя, конечно, есть верстальщики, дизайнеры, качество печати в конце концов. У меня нет какого-то особого ритуала вхождения в рабочее состояние. Я просто выбираю ту литературу, которая мне интересна как художнику, а уж вдохновение, или, как я его называю, кураж, приходит само.

Самая близкая мне книжка – «Мышь Махалия идет в колледж», сделанная для издательства Simon & Schuster. Для меня это был прорыв, смена техники рисования. А из полученных призов мне дороже всего диплом Таллинской триеннале графики за иллюстрацию к «Дюймовочке».

Когда я делал учебник французского языка по заказу издательства «Просвещение», мне надо было изобразить девочку в желтом платье в красный горох. И вот я рисую красные горохи на платье, а в голове мысль: надо шевелиться, пока она перед глазами стоит, а то ведь уйдет! Во взрослой литературе нет понятия «книга-картинка», а в детской есть, и это мой любимый тип книги.

В мире он существует уже давно, а у нас только-только начал развиваться. Каждая книга рассчитана на определенный возраст, исходя из чего и надо рисовать. Для трехлетних нужно одно, для семилетних – другое, а для двенадцатилетних – третье. Хотя я сомневаюсь, что в двенадцать лет дети еще читают книги».

Источник: www.sobaka.ru

Игорь Олейников: « «Аэлиту» мечтал сделать уже очень давно. Собственно этот роман меня зацепил ещё в подростковом возрасте. Но тогда я его воспринимал исключительно как приключения и фантастику. И только гораздо позже, в зрелом возрасте, перечитав «Аэлиту», понял, что это про абсолютное одиночество, невозможность уйти от судьбы.

Что-то, что в кино называется action, тут на последнем месте. Во всяком случае, для меня так зазвучал роман, и тогда я захотел его проиллюстрировать. А уж когда Вадим Мещеряков спросил: «Что бы вы хотели проиллюстрировать?», я сразу сказал: «Аэлиту» и встретил полное понимание и ответное желание издать такую книгу. Вот, собственно, такая история.

Стиль я поменял совершенно сознательно. Один мой друг сказал как-то: «Ну, я уже знаю, как ты сделаешь следующую книгу. Так же, как и предыдущие…». То есть ожидаемо. И я решил, что пора меняться. Стал рисовать жёстче, кое-где даже с контуром. Стиль стал отдалённо напоминать комикс. Я как раз просмотрел в молодёжной библиотеке кучу интересных комиксов. Чего не делал раньше.

Да и язык романа у Толстого рубленый, чёткий. Что мне и нравится. Техника самая простая: гуашь по бумаге. Гуашь, в отличие от темперы и акрила, не засыхает намертво. С ней можно работать постоянно с уже нанесённым на бумагу слоем, чего нельзя с акрилом. То есть она остаётся «живой». Вот это меня в ней и привлекает. Доволен ли сделанной работой? И да и нет.

Обратите внимание

Была проблема с самой Аэлитой. Если рисовать её по описанию автора… мда…не получается. Я уж не говорю, что не умею рисовать красавиц, просто не умею, и всё. А уж любовные сцены… мама дорогая… очень измучился с той сценой в пещере, где Лось проводит ночь с Аэлитой. Кроме того, в иллюстрациях сделал всё-таки слишком много цвета.

Правда, рисовать совсем уж монохромно тоже не хотелось. Ну а вообще смотрю на иллюстрации и понимаю, что некоторые сейчас бы сделал по-другому. А какие-то нет».

Источник: geneura.livejournal.com

Вадим Мещеряков: «Про Аэлиту. Я хочу интересную историю рассказать, как появилась идея. Игорь Юльевич Олейников, уверен, не будет против)) Встречаемся мы с ним год назад. Видим друг друга в первый раз.

А я начинаю с того, что очень хочу, чтоб Игорь Юльевич сделал что-то совсем свое. К чему совсем душа лежит. Он и спрашивает: — А что, например? Я отвечаю сходу: — Аэлиту. Он смеется, достает флешку и показывает 5 готовых иллюстраций….

к Аэлите))))))) Вот так бывает)»

Источник:  idmkniga.livejournal.com

Игорь Олейников
Художник Игорь Олейников: рисую мусором, веником, тряпками, старыми кистями
У нас в гостях Игорь Олейников!        

Источник: http://booksplim.ru/hudozhnik/olejnikov-igor-yulevich.html

Игорь Олейников получил премию Андерсена: вот 10 отличных книг с его иллюстрациями

Художник Игорь Олейников стал лауреатом премии Андерсена, одной из главных наград в области детской литературы. Егор Михайлов выбирает десять отличных книг — не только детских — с иллюстрациями Олейникова и объясняет, чем они хороши

«Рождественская песнь в прозе»

То мрачные, то нежные иллюстрации Олейникова садятся на классический текст Диккенса как влитые. Сила художника во внимании к деталям: игра света, бульдожьи щеки и щетинистые бакенбарды Скруджа — каждый мазок его сухой кисти тут на своем месте.

Издатель «Никея», Москва, 2016, пер. С.Долгова

«Приключения мышонка Десперо»

Трогательная и беспощадная сказка о мышонке, который не научился бояться, влюбился в принцессу и, начитавшись романов, по-донкихотски решил стать рыцарем. Это, пожалуй, лучшая книга Кейт ДиКамилло — и уж точно самая красивая в русском издании.

Издатель «Махаон», Москва, 2015, пер. О.Варшавер

«Это мы, Господи!»

Редкая в библиографии Олейникова совсем недетская книга: юбилейный сборник повестей и рассказов писателей-фронтовиков — Астафьева, Гранина, Солженицына. Для книги Олейников создал тридцать пять иллюстраций, каждая — как выстрел в упор.

Издатель «Никея», Москва, 2015

«Большая книга ужастиков»

«Ужастики» — наверное, самый недооцененный цикл произведений Эдуарда Успенского и Андрея Усачева, двух главных детских авторов России.

Эти литературные версии детского фольклора — историй о Черной перчатке и Гробе на колесиках — поначалу публиковались в «Пионерской правде», а затем были собраны в три тома — «Самые страшные ужасы», «Ужастики» и «Кошмарные ужасы».

Под одной обложкой «ужастики» в последний раз появлялись десять лет назад. Летом наконец выходит переиздание.

Издатель АСТ, Москва, 2018

«Мы плывем на лодке»

Олейников даже в самой маленькой истории видит что-то большее, и «Мы плывем на лодке» — лучший тому пример.

Пустяковое, казалось бы, совсем детское стихотворение («Мы плывем на лодке, плывем на белой лодке,/Справа мама, слева папа, а я посередке») оборачивается путешествием сквозь время и пространство: бумажное суденышко с обложки оказывается гондолой, драккаром, папирусной лодкой, космическим кораблем и Ноевым ковчегом.

Издатель «Детское время», Москва, 2015

Евгений Шварц «Избранное»

Шварц — один из лучших наших театральных и кинодраматургов; во всем мире историю Золушки знают, прежде всего, по диснеевской версии, у нас — по фильму Кошеверовой и Шапиро. Этот сборник — необходимый минимум: все главные тексты Шварца от «Сказки о потерянном времени» до «Обыкновенного чуда» с фантастическими иллюстрациями.

Издатель «Азбука», Санкт-Петербург, 2017

«Лиса и заяц»

Классическая сказка про обитателей двух избушек — ледяной и лубяной — под кистью Олейникова превращается в притчу о фашизме. Это, конечно, еще не наш «Маус», но уже что-то похожее.

Издатель «Манн, Иванов и Фербер», Москва, 2017

«Теремок»

Совсем скоро выходит и своеобразное продолжение «Лисы и зайца» — графическое переложение сказки «Мышка-норышка». Теремок у Олейникова населяют мышка-сквоттер, лягушка-гастарбайтер, белка-художница и волк-карманник.

Издатель «Манн, Иванов и Фербер», Москва, 2018

«Баллады о Робин Гуде»

Довольно классическая и традиционная — по меркам Олейникова — интерпретация историй о знаменитом разбойнике. Но и здесь художник постоянно перемигивается с читателем: вместо мишеней на турнире по стрельбе у него расставлены снеговики, а походка героев, кажется, позаимствована у «Монти Пайтонов».

Издатель «Контакт-Культура», Москва, 2015, пер. И.Ивановского

«Вересковый мед»

В советское время жесткая баллада Стивенсона входила в школьную программу для пятого класса и заставила не одного школьника «заболеть» хмурой Шотландией. Олейников возвращает тексту брутальность: в грубый черно-белый рисунок лишь изредка врываются вересковый пурпур и золото королевских одеяний.

Издатель «Контакт-Культура», Москва, 2018, пер. С.Маршака

Есть 280 причин, чтобы следить за всем самым интересным и важным в твиттере «Афиши Daily».

Источник: https://daily.afisha.ru/brain/8523-igor-oleynikov-poluchil-premiyu-andersena-vot-10-luchshih-knig-s-illyustraciyami/

Книга: “Теремок. Графическая история” – Игорь Олейников. Купить книгу, читать рецензии

Товар добавлен

Впервые у нас? Укажите почту и получите скидку 5% уже на первый заказ!

5% Постоянная скидка уже на 2-й заказ У меня уже есть код скидки Отложенные Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии! У меня уже есть аккаунт 0 Корзина пуста Ваша корзина невероятно пуста.
Не знаете, что почитать? Лабиринт.Сейчас Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Главные книги А тут читатели выбирают все самое любимое с кешбэком до 10%! Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Итого подарков: со скидкой 0 р. Оформить Книги / Комиксы, Манга, Артбуки / Комиксы / “Теремок. Графическая история” Игорь Олейников На складе Рейтинг 8.86 Оценить (оценило: 28)

Аннотация к книге “Теремок. Графическая история”

О книгеВ графической истории Игоря Олейникова знакомая с детства сказка оживает и начинает играть новыми красками.

Каждому персонажу художник придумал особенную предысторию, которая и привела разных животных в Теремок: иностранка Ящерочка-шерошерочка теряется в необъятной России, Лягушка-квакушка подрабатывает дворником, у художника Белочки-попрыгушечки сгорает дом, археолога Зайку-увертышка жена выставляет из дома , Лиса Патрикеевна поет по электричкам, Серый волк промышляет воровством, а Михайло Потапыч рассекает на дорогущей машине .Вместе неожиданные истории героев сложились в удивительную, тонкую и очень современную книгу – находку для фанатов художника.Фишки книги- Это книга с минимальным количеством текста. Ничто не будет сдерживать полет вашей фантазии. Разглядывайте картинки и придумывайте свои детали этой истории.- Большой формат и качественная бумага позволят насладиться потрясающими иллюстрациями сполна.

-…

Читать полностью

О книгеВ графической истории Игоря Олейникова знакомая с детства сказка оживает и начинает играть новыми красками.

Каждому персонажу художник придумал особенную предысторию, которая и привела разных животных в Теремок: иностранка Ящерочка-шерошерочка теряется в необъятной России, Лягушка-квакушка подрабатывает дворником, у художника Белочки-попрыгушечки сгорает дом, археолога Зайку-увертышка жена выставляет из дома , Лиса Патрикеевна поет по электричкам, Серый волк промышляет воровством, а Михайло Потапыч рассекает на дорогущей машине .Вместе неожиданные истории героев сложились в удивительную, тонкую и очень современную книгу – находку для фанатов художника.Фишки книги- Это книга с минимальным количеством текста. Ничто не будет сдерживать полет вашей фантазии. Разглядывайте картинки и придумывайте свои детали этой истории.- Большой формат и качественная бумага позволят насладиться потрясающими иллюстрациями сполна.- Привычная с детства история предстает перед зрителем во всей полноте смыслов.Для кого эта книгаДля фанатов Игоря Олейникова.Для любителей графических романов.Для ценителей книжной иллюстрации.Об автореИгорь Олейников – российский художник, иллюстратор, в прошлом художник-постановщик анимационного кино. Лауреат Премии Андерсена 2018 года.

С 1979 по 1990 год Игорь работал на киностудии “Союзмультфильм”. Участвовал в создании таких фильмов, как “Тайна третьей планеты”, “Жил-был пес”, “Путешествие муравья”, “Мартынко”.

Скрыть

Больше комиксов и графических романов в навигаторе по проекту МИФ.Комиксы. Это книги с закрученным сюжетом, необычными героями и великолепными иллюстрациями. Приключения, биографии, научпоп и истории, понятные без слов! Посмотрите сами

Обзоры:

30 % Поделитесь с друзьями и читайте больше Посоветуйте эту книгу друзьям и получите 8р. на счет в Лабиринте с каждой покупки от 100 р. по вашей

рекомендации Об акции Поделиться Спасибо, ваша рекомендация отправлена!

Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей рекомендацией. Проверить баланс всегда можно в «Личном пространстве»

Закрыть Спасибо, ваша ссылка скопирована!

Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей ссылкой. Проверить баланс всегда можно в «Личном пространстве»

Источник: https://readtiger.com/https/www.labirint.ru/books/644922/

Игорь Олейников

26 марта 2018 года Международный совет по детской книге IBBY на Болонской детской книжной ярмарке объявил имена лауреатов одной из старейших и самых престижных международных наград в области детской литературы – Премии Ханса Кристиана Андерсена.

Шорт-лист премии был разделён на две номинации: авторы и иллюстраторы.

Читайте также:  Двухфазный молокоотсос «medela freestyle»

Всего в список попали пять авторов (из Франции, Ирана, Японии, Новой Зеландии и Швеции) и шесть иллюстраторов, среди которых – наш соотечественник Игорь Олейников. Именно он и стал лучшим иллюстратором в 2018 году.

До этого только один художник-иллюстратор из России удостоился этой премии – Татьяна Маврина (в 1976 году). Спустя 42 года российская иллюстрация детской книги вновь признана лучшей в мире.

Игорь Юльевич Олейников родился 4 января 1953 года в подмосковном городе Люберцы. Всё детство, поддерживаемый мамой-художницей, он увлекался рисованием, но окончил Институт химического машиностроения.

Важно

Мечтал заниматься анимацией, и в 1979 году, вооружившись накопленным самостоятельным опытом рисования, с рюкзаком идей и чемоданом оптимизма, постучался в двери главной анимационной студии «Союзмультфильм».

Мультипликаторы оценили и

приняли молодого художника в свои ряды. Как художник-постановщик он участвовал в создании более двадцати фильмов.

В анимации Игорь Олейников известен по фильмам «Тайна третьей планеты» (1981), «Последняя охота» (1982), «Сказка о царе Салтане» (1984), принимал участие в работе над лентой «Халиф- аист» (1981). Как художник-постановщик создал фильмы «Мы с Шерлоком Холмсом» (1987), «Сказка о глупом муже» (1986), «Поползновение» (1987), «Сапожник и русалка» (1989) и другие.

Уже в 1986 году Олейников стал пробовать свои силы художника-иллюстратора в журнале «Миша», потом были журналы «Трамвай», «Куча мала», «Улица Сезам», «Шаровая молния», «Спокойной ночи, малыши». В 1990 году в издательстве «Просвещение» вышла первая книга с его иллюстрациями – «А я был в компьютерном городе» Андрея Зарецкого и Александра Труханова.

Он признаётся: «Не могу долго работать, мне надо, чтобы за вечер, за день была готова картинка».

«Главное в творчестве Игоря Олейникова – движение. И речь даже не о его выраженном интересе к динамичным сюжетам и перемещению в пространстве персонажей. Само его творчество

находится в непрерывном движении, как художник он непрестанно эволюционирует, развивается, стремится к новому. Возможно, связано это с фактом, без которого не обходится ни одна его краткая биография: «специального художественного образования не получил».

Но совершенно справедливо ни один автор книг, иллюстрируемых Олейниковым, не ставит это ему в упрёк, напротив, удивляется, насколько интересный, неординарный художник вырос не на удобренной и распаханной академической почве, а на неизведанных вольных полях.

Впрочем, не таких и неизведанных: становление Игоря Олейникова как иллюстратора происходило в сферах, конечно, не относящихся напрямую к книжной иллюстрации, но во многом родственных ей». (4)

Совет

С 2000 года Олейников начал работать в агентстве «Пиарт», которое предлагало художникам-иллюстраторам работу за границей. Его стали приглашать к сотрудничеству зарубежные издательства: японские, корейские, итальянские и даже американские.

Для последних он нарисовал книжку-картинку о «великой американской мечте» «Мышь Махалия идёт в колледж».

Книга о трудолюбивом мышонке, покорившем Гарвард, потребовала немалых усилий: заказчики терпеливо разъясняли своё видение сюжетных поворотов и

настаивали на буквально документальной точности в важных деталях. Зато и результатом все остались довольны.

Художник участвовал в книжных выставках в России, Литве, Эстонии, Германии, Тайване, а также в Братиславской биеннале в 2003, 2004, 2005 годах. Был финалистом выставки «Болонья-2004». Получил диплом на Таллиннском триеннале иллюстрации стран Балтии в 2006 году.

Именно этот год был ознаменован одной из первых больших удач Олейникова в книжной графике. В тайваньском издательстве выходит «Соловей» Андерсена. Зарубежные заказчики позволили художнику не ограничивать фантазию – и не пожалели о результате.

Для иллюстрирования Олейников выбрал важные сцены, но даже в них не стремился буквально зарисовывать происходящее, добавлял собственные детали.

Это умение создать настроение, выстроить убедительный в мелочах мини-мир на страницах книги и стало ключом, открывшим художнику дверь в большую иллюстрацию.

Обратите внимание

На иллюстраторскую карьеру Игоря Олейникова повлияли многие мастера детской книги. Много лет назад, оформляя «Разные разности», Олейников ездил на дачу к самому Борису Заходеру. А в 2000 году происходит ещё одна встреча, повлиявшая на

творчество Игоря Юльевича: он знакомится с известным детским писателем Андреем Усачёвым и начинает иллюстрировать его книги.

На картинах художника кипит жизнь. «Все бегут, летят и скачут», как в стихотворении Хармса (которое Олейников, кстати, тоже проиллюстрировал). Волшебство стиля создаётся и техникой рисования.

Игорь Олейников использует гуашь и сухую кисть, создавая фактурность, шероховатость, которая может сыграть по- разному в зависимости от замысла художника.

Так возникают упорный и трогательный мышонок Десперо, и смешные, эмоциональные коты из «Котобоя», и спокойные, немного нереальные, словно приснившиеся пейзажи («Панда Конфуций»).

Олейников любит подчеркивать, что рисует не для малышей, а для ребят постарше. И дело не только в самих книгах, многие из которых – повести для читателей от семи-восьми лет. Это заметно и по

непростой для маленького зрителя технике, и по количеству деталей, и по мысли, заложенной в каждую картину. Чем больше разных эмоций, сложных, не всегда однозначных, заложено в книге, тем интереснее ему работать над ней. Так появились иллюстрации к притче Жюля Сюпервьеля «Вол и осёл при яслях» и иллюстрации к философским китайским притчам.

Больше всего художнику нравится работать над книгой целостно, от начала до конца, от обложки до оформления. «Баллады о Робин Гуде», «Нос» и другие книги, вышедшие после двухтысячных, – это целые продуманные миры, а не просто рассказы о героях.

Важно

Олейников создает пейзажи, которые в некоторых случаях оказываются даже важнее персонажей. И вот перед нами то изумрудно-зелёный лес, то промозглое серое небо над английскими городами; или Петербург, занесённый снегом, и тревожный ветер с Невы, пригибающий к земле даже дворцы и дома…

На другую планету переносят иллюстрации к «Аэлите» Алексея Толстого, открывая фантастические пейзажи, невероятные машины и показывая марсианский мир таким, каким его видит художник. Мы узнаем о Марсе то, что даже не сказано в самом романе, – то, как видит его Олейников.

Важнее всего для него сохранить саму атмосферу – что ему, безусловно, удаётся.

Интервью с Игорем Олейниковым: «Книга для меня как сценарий»

– Что такое, по-Вашему, современный художник-иллюстратор?

– Это художник, который, прочитав книгу, предлагает свой взгляд на происходящее в ней; не иллюстрирует буквально: как сказано, так и нарисовано (я не о книгах для малышей, в них другое); который может предложить неожиданное художественное решение; который старается избегать канонов иллюстрирования. Я не говорю, что только так и надо. Но это, на мой взгляд, правильно.

– Почему Вы выбрали именно эту профессию, или это не профессия, а что-то другое?

– Я, собственно, её и не выбирал. Выбрал я

профессию художника анимации, а книжная иллюстрация приложилась к ней автоматически. Так что говорить о выборе профессии иллюстратора не приходится. В анимации в то время многие художники работали и как иллюстраторы.

К тому же, иллюстрируя книгу, ты гораздо более независим, чем работая в группе, что тоже привлекает. Профессия или что-то другое? Ну, смотря что называть профессией. Если это способ прокормиться, то это не очень-то профессия. Чтобы прожить на иллюстрирование, надо работать быстро и много, что не каждый может.

Для меня это скорее некая отдушина. Способ реализовать то, что не получилось в анимации.

– Чем для Вас является работа над книгой? Как протекает процесс?

– Придумывание кино (если это единый текст). Книга как сценарий. Иллюстрации как кадры. Рисуя иллюстрацию, знаю, что происходило до и что будет происходить после этого кадра. Процесс проходит по-разному. Что-то рождается сразу, а что-то приходится придумывать долго.

Делаю маленькие наброски, а когда надо перенести на лист, убеждаюсь, что надо сделать по-другому, а иногда и после окончания работы с цветом видишь: что-то не так, и приходится переделывать. Это, скорее всего, от недостатка внутренней дисциплины.

Не всегда могу точно

перенести на бумагу то, что сложилось в голове. Иногда задумаешь день, а получается ночь…

– Кого Вы цените из иллюстраторов прошлого и настоящего? Почему?

– Перечислить поимённо всех невозможно. Могу только назвать некоторых: В. Конашевич, Э. Шепард, Р. Кент, Й. Бауэр. Из современных – С. Коваленков, К. Чёлушкин, Ю. Гукова, Ш. Тан, К. Бухольц, М. Сова и ещё много-много кто.

– Чем они Вам интересны?

– Ценю композицию, цвет, выразительность. Эти художники цепляют, ложатся на душу. Чувствую, что это – моё.

– Есть ли разница между иллюстрированием книг для детей и для взрослого читателя, и если есть, то какая?

– Я не иллюстрирую книги для малышей. К ним нужен совсем другой подход. Могу работать, как мне кажется, начиная с возраста 7–8 лет. Хотя знаю, что иногда цепляет и двухлетних. Для детей надо рисовать так же, как и для взрослых.

На полном серьёзе, честно. Не пытаясь понравиться, не заглядывая в глаза снизу вверх, главное, не сюсюкая. Рисую так, чтобы самому нравилось. Да, собственно, и все рисуют так, как им нравится.

Но, пожалуй, в детской иллюстрации не надо допускать жестокости,

Совет

явного насилия. Пьющие и курящие, на мой взгляд, вполне допустимы. Не понимаю подобных ограничений. Мы все выросли, разглядывая картинки с подобными персонажами, и что? И ничего плохого. Некурящий и непьющий Братец Кролик… Нонсенс!

– Какую по жанру книгу Вы предпочитаете иллюстрировать?

– Легче сказать, какую не буду иллюстрировать. Книгу, описывающую простую, бытовую жизнь. Даже если она и замечательная. Например, Ю. Коваля. Слов нет, замечательный писатель, но не мой.

Возьмусь за книгу, где есть простор для фантазии, для иного взгляда, нежели предлагает автор. Где есть драйв, нерв, напряжение, тайна. Кстати, на примере Коваля могу сказать, какую ещё не возьму. Такую, как его «Суер-Выер».

Там так всё густо напридумано, такой полёт фантазии, что от себя уже нечего добавить. Остаётся только иллюстрировать напрямую текст. А это не слишком интересно.

Интересно взять и перенести события книги, например, в другую эпоху, если в ней, конечно, нет привязки к конкретному времени и месту. В «Балладе о маленьком буксире» И.

Бродского два раза всего присутствует слово «Нева», а никуда не денешься… А так можно было бы перенести действие в любой порт мира. Или если повествование ведётся от первого лица и не сказано, кто повествователь, то тут вообще простор. Да хоть от

лица предмета какого-нибудь рисуй…

– Каково в принципе Ваше отношение к тексту?

– Довольно формальное, хотя атмосферу книги надо сохранить. Стараюсь, соблюдая внешнее описание, привносить своё по максимуму. В одной книге был описан негодяй как человек с тонкими запястьями и худым нервным лицом, и всё. Хорошо, оставил запястья и лицо, но сделал его самого здоровенным высоким мужиком в огромных сапожищах.

Но это, как правило, в случае, если я внутренне не согласен с автором. Иногда иду вразрез с авторским описанием, если, ну, никак невозможно его выполнить. Когда Алексей Толстой в «Аэлите» пишет, что на Марсе ярко-синее небо и оранжевый песок, такое сочетание цветов никак невозможно. Сделал Марс по фотографиям с американских марсоходов.

Тем самым прибавив тексту достоверности.

– Какая Ваша работа ещё не осуществлена?

– Не могу ответить, потому что нет плана работы. Предлагают книгу – беру или отказываюсь. Очень редко издатель предлагает выбрать что-то самому. Так было всего три раза. С «Аэлитой» у Мещерякова, «Братцем Кроликом» в «Акварели» и «Королём Артуром и рыцарями Круглого стола» «Вита-Новы».

Но все эти книги вынашивались много лет. «Кролик» так лет двадцать.

– Как же Вы справляетесь с таким количеством заказов?

– А нет никакого большого количества заказов. Максимум на одну книгу вперёд. Но я стараюсь, чтобы это была одна книга.

А то количество книг, которое издано за последние годы, так они были сделаны мной ещё в период с 2001 по 2008 год в агентстве «Пиарт» для зарубежных издателей. Там у меня было двадцать пять книг.

Теперь их издали скопом в разных отечественных издательствах. Отсюда иллюзия огромного количества заказов.

– Считаете ли Вы себя как художник западником?

– Скорее да. Пожалуй, не возьмусь делать русские, белорусские, украинские и другие народные сказки. Или если возьму, то так переверну, что от канона постараюсь ничего не оставить. Но не все издатели это приветствуют. Поэтому лучше их не брать.

Обратите внимание

Западная литература не предполагает такого жёсткого канона, на мой взгляд, по крайней мере. Там больше пространства для манёвра.

Когда работал с тайваньским издательством Grimm Press, так они специально просили придумывать что-то нестандартное, даже для классических произведений.

Не иллюстрировать их слепо. Мне интересен стиль иллюстрирования западных, да и восточных (Иран, Япония) художников. Восхищает их потрясающая раскрепощённость мышления, что у наших художников, увы, редко встречается. (6)

Источник: http://pkdb.net/jquery-booklet/igor-olejnikov/index.php

Интервью с художником Игорем Олейниковым

09.05.2017, 12:00 — Дмитрий Андреев 4252

Сегодня у нас в гостях чудесный художник и замечательный человек – Игорь Юльевич Олейников. Многие из нас зачитывались в детстве его работами и смотрели классику советской мультипликации, к которой он приложил руку. 

Игорь Юльевич, не имея специального художественного образования, благодаря энтузиазму и таланту в 1979 г. устроился на киностудию «Союзмультфильм», где работал художником над «Тайной третьей планеты», «Сказкой о царе Салтане» и другими мультфильмами.

Как художник-постановщик создал фильмы «Мы с Шерлоком Холмсом», «Сказка о глупом муже», «Поползновение», «Сапожник и русалка», «В поисках Олуэн». С 1986 года параллельно с работой в анимации занялся книжными иллюстрациями.

Среди его работ, выпущенных российскими издательствами: «А я был в компьютерном городе», «Алиса в Стране чудес», «Сказки дядюшки Римуса», сказки Корнея Чуковского и многие другие.

С 2010 взгляд художника обращается к взрослым произведениям, он иллюстрирует стихи Бродского и книгу «Король Артур и рыцари Круглого стола» Генри Гилберта и Джеймса Ноулза. И, наконец, в 2017 у издательства «Манн, Иванов и Фербер» выходит первый графический роман художника – «Лиса и Заяц».

Читайте также:  Платье на выпускной в саду

SpiderMedia: Игорь Юльевич, здравствуйте! Спасибо, что согласились побеседовать с нами. Вы длительное время чередовали работу над мультипликацией и книжной иллюстрацией, пока полностью не посвятили себя последней. Что подтолкнуло к подобному шагу?

Игорь Олейников: Что подтолкнуло уйти из анимации? Во-первых, за все годы в ней я так и не сделал чего-то заслуживающего моего(!) внимания.

Важно

Во-вторых, мне надоело количество людей, с которыми я должен советоваться, делая свою работу, ну и в-третьих, я три раза начинал фильм (подготовительные периоды к полнометражным фильмам) и каждый раз это ничем не кончалось.

Надоело… Последний раз это был 2008 год. Кризис… фильм закрылся. Я ушел из анимации…

А вообще, как сказал мой любимый Шон Тан, поработав в анимации: «слишком много начальников» )))

SM: Ваши иллюстрации заслуженно часто хвалят за динамику, за то, что вы можете показать цельную историю, разворачивающуюся на протяжении всей книги. Считаете ли вы, что рисунок должен быть обязательно кинематографичен?

ИО: Нет, совершенно необязательно. Просто у меня есть анимация в анамнезе…

SM: Что, на ваш взгляд, удается реализовать в рамках иллюстрации, что не способна передать анимация?

ИО: В иллюстрации ты сам себе хозяин. Все передается в иллюстрации самим художником, без посредников. Но сложность в том, что иногда в одну иллюстрацию надо вместить то, что в фильме можно показать за, например, 13 минут.

SM: В каждой вашей краткой биографии постоянно пишут, что вы иллюстратор детских книг. И это, несмотря на то, что в вашем портфолио много взрослых работ (в частности повод нашей текущей беседы). Не смущает ярлык детского художника?

ИО: Нет, не смущает. Да по большому счету я никогда и не был детским художником. Рисовал вроде бы для детей, но на самом деле для себя. Сейчас окончательно ушел из детской книги во взрослую. И, что приятно, во взрослой книге тоже много работы. Но при этом не исключаю, что вернусь к детской.

SM: В свое время вы работали над журналами «Миша» и «Трамвай», одними из немногих периодических изданий, близких к комиксу в нашей стране. Что вы помните из того времени? Как попали в эти журналы, и над чем вам там нравилось работать больше всего?

ИО: В «Мише» я рисовал рассказы в картинках, не комиксы, в «Трамвае» только отдельные иллюстрации. В «Мишу» меня направил Эдуард Назаров после фильма «Приключения муравья». Там надо было для обложки нарисовать муравейник. Я нарисовал, и меня пригласили к сотрудничеству.

В «Трамвай» позвали в числе нескольких художников с «Союзмультфильма». А подробности, увы, не помню (((. В «Трамвае» мне нравилось рисовать все… там не было плохих тем. Выделить не могу ничего. К сожалению, «Трамвай» прожил недолго.«Миша» существует до сих пор.

Иногда рисую для них, по старой дружбе.

SM: Естественно, я не могу не задать подобного вопроса. Как вы относитесь к комиксам? Знакомы ли с этим феноменом американской культуры или, быть может, вам больше известна его японская сестра – манга?

ИО: Не могу сказать, что увлекался комиксами. Но вот «Астерикс и Обеликс» для меня вершина. Они просто потрясающие. Это же готовые анимационные фильмы, причем очень остроумные! С изображениями движения и звуков! Плюс этот французский юмор…))). Когда я посмотрел их в анимации, то был разочарован. В комиксе они значительно выразительней.

Манга… нууу только в анимации это Миядзаки с его Лапутой и Призраками. Еще поразил «Манускрипт ниндзя» (очень давний). Поразил лаконичностью картинки и точностью движений.

SM: Почему вы решили книгу «Лиса и Заяц» сделать в виде графического романа? Что это, дань зарождающейся моде или для этой истории это был самый оптимальный формат?

Совет

ИО: Нет, про моду я ничего не знаю. Графический роман мне предложила сделать Светлана Мицул, это не моя идея. Я подумал и решил, что рисовать надо известную сказку, которую можно сделать без текста. Вот тут воплотилась моя мечта как можно дальше уйти от классического прочтения. Разбить стереотип восприятия.

SM: Расскажите, пожалуйста, нашим читателям, о чем ваше произведение – «Лиса и Заяц»?

ИО: Я бы не называл это моим произведением, это всего лишь моя интерпретация известной сказки

Это рассказ о страхах, которые в каждом из нас есть. И о том, как их можно использовать в своих корыстных, а иногда и благородных целях .

SM: Долго ли вы вынашивали идею книги? Можете ли вспомнить, из чего она родилась?

ИО: Нет, не долго. Все произошло спонтанно. Как только подсказали идею с графическим романом, так я сразу понял, что это должна быть известная детская сказка, но пересказанная для взрослых. Я как раз в то время закончил «Сказки» Владимира Даля. А там была эта история про лису и зайца.

В ней много действующих лиц плюс четкий конфликт, поэтому она представляла интерес для графического романа.

SM: Раз мы затронули тему страха. У вас есть потрясающая страница, на которой в четырех черно-белых кадрах показана вся боль разрушенных надежд Зайца. Часто в книге именно такие страницы поделены на эпизоды.

Подобная монохромность удачно оттеняет ваши цветные иллюстрации.

После работы над книгой, не возникло ли у вас желание поработать над проектом, в котором каждая страница была бы исполнена в подобной раскадровке?

ИО: Нет, не возникло. Такие полосы хороши именно как вставки. Поскольку я не умею и не хочу рисовать комиксы.

Я пользуюсь таким приёмом (стрип, кажется) и в простой книге. Это очень оживляет весь изобразительный ряд. И, конечно, это отсылка к кино, к анимации… Во мне все же сидит такой маленький режиссёр.

SM: Видите ли вы преимущество в подходе, разбивающем страницу на кадры, в которых развивается сюжет некой истории, над простой иллюстрацией? Или отдельный цельный разворот с собственной законченной историей превосходит подобный композиционный ход?

Обратите внимание

ИО: Для меня это, конечно, прием. Одна иллюстрация на полосе ближе, так как там можно развернуться и композиционно, и настроенчески, и ситуационно. То есть это для меня лучше, так как я, повторяю, не рисую комиксы.

Но делать всю книгу только на цветном изобразительном ряде неправильно, глаз должен отдыхать. Вот тут-то и нужны такие вставки. Я понял это, когда сделал всю книгу и получился такой густой суп, который надо было немного разбавить водичкой.

К тому же такие вставки объясняют состояние героя, придают некую логическую завершенность повествованию.

SM: На протяжении всей книги герои не произносят ни слова. Чем было продиктовано подобное решение? Только ли желанием усилить контраст между оригинальной сказкой, предшествующей в книге вашей версии истории, или здесь сыграли другие факторы?

ИО: И опять, я повторюсь, я не рисую комиксы, не умею. А в случае разговоров надо вставлять пузыри с текстом, что для меня неправильно. К тому же я рассчитываю продавать работы, а с пузырями с текстом это вряд ли получится.

SM: Вы часто говорите о том, что ваши иллюстрации содержат больше от себя, чем от текста автора. Это самые продуктивные для вас условия. Считаете ли вы подобную полифонию интерпретаций необходимой современному читателю? Если да, то почему?

ИО: Я не говорю, что больше от себя, я говорю, что я иду параллельно с автором, а не за ним. Предлагаю свою версию прочтения, которая тоже имеет право быть. Но это только в том случае, если текст позволяет.

Есть много текстов, от которых никуда не отступишь, в которых надо идти как бы в колее автора, за ним. Как, например, в книге, которую я сейчас закончил, — Г.К.Честертон, «Неведение отца Брауна». Там было возможно только буквальное иллюстрирование.

Выход приходилось искать в необычном ракурсе, композиции, моменте действия.

SM: В разных интервью вы часто отвечали, что для вас важно быть не похожим на автора, привносить в иллюстрации нечто свое. Но «Лица и Заяц» – это ваше собственное произведение. Можно ли в нем отделить Олейникова-автора от Олейникова-художника-интерпретатора?

ИО: Да, мне интересно привносить свой взгляд, ещё интереснее ломать стереотипы, показывать, что классический подход не единственный возможный, что в тексте могут быть другие уровни, что, в конце концов, положительный персонаж не так уж положителен, а отрицательный не так отрицателен.

Я бы не сказал, что Лиса и Заяц прямо моё произведение. Это, прежде всего, народная сказка. Моя интерпретация – да. Тут я не автор, это точно, но интерпретатор. Стать автором у меня пока не получается. Прием интерпретирования известных историй довольно распространен. Одних только Красных Шапочек тьма тьмущая. Так что…

SM: А не появляется желания сделать нечто полностью свое?

Важно

ИО: Желание есть, но у меня не получается придумать и написать историю. А так-то да. Если бы кто-то написал что-то интересное, то я с удовольствием бы взялся.

SM: Легко ли вам далась работа над этой книгой? Что для вас было самым сложным в этом проекте? Возможно, потребовалось пересмотреть подходы, разрабатывать новые техники?

ИО: Работалось легко и приятно, а главное, было очень интересно. На сегодняшний день – это моя самая любимая книга. Сложным было уложиться в заданный объем. Я бы сделал больше, но объем книги, а, следовательно, и цена, сдерживали. Конечно, надо было бы сделать ее поподробнее. К тому же я тут работал как режиссер своего фильма, что тоже интересно.

Новая техника… ну, не то чтобы новая… просто тут появляется жесткий контур, которым я раньше не пользовался. И я придумал технику черно-белого рисования для книги.

SM: После завершения «Лисы и Зайца» появилось ли желание и дальше работать в формате графического романа? Возможно, есть какие-то давние темы, которые вы давно хотели воплотить, и в графическом романе они будут смотреться лучше всего?

ИО: Да, конечно, хочется продолжать эту серию сказок. Может быть, с тем же Зайцем, может быть, сиквел этой истории, а может, что-то еще. Но мы с издателем хотели бы серию сказок. В принципе, в графическом романе можно сделать что угодно. Не думаю, что есть какие-то запретные для такого рисования темы, писатели. Во всяком случае, я так не считаю.

SM: В работе у вас есть практика использовать референсы: фотографии мест, сложных поз или выражений лиц, с которыми вам придется работать, или все берете из головы?

ИО: Если надо рисовать что-то конкретное, то, конечно, пользуюсь рефренсами. Например, в тексте есть упоминание конкретного района Лондона, тогда ищу какие-то дома из этого района. С мимикой, жестами…

что-то рисую по памяти (в основном мимику), а вот с позами и жестами… фотографирую себя в нужной позе, а потом смотрю и рисую. Особенно это актуально с руками. Их рисовать особенно трудно.

А иногда вхожу в состояние героя, двигаюсь, как бы двигался он, и замираю в определенный момент… а потом смотрю в каком положении туловище, руки…

SM: Вы слушаете музыку во время работы? Если да, то какую?

ИО: Да, часто, особенно когда поймаешь кураж в работе. Ну, какую… музыку моей молодости, в основном английский и американский рок. А вот аудиокниги совсем не получается. Я знаю, что во время работы многие их слушают. Но если я в работе, то совсем не слышу, про что говорят. Вот если работа механическая, то тогда можно.

SM: Работаете ли вы только в приподнятом настроении, по велению музы, или у вас есть специально отведенные часы под творчество?

Совет

ИО: Я не знаю, что такое ждать вдохновения. По-моему, это отговорка… сажусь и рисую, пока не найду что и как. Отведенных часов тоже нет. Когда получается, тогда и работаю. Иногда по 6-7 часов, иногда по 3, а иногда вовсе не сажусь. )))

SM: И в заключение. Что бы вы могли порекомендовать нашим молодым талантам, которые хотят себя попробовать в книжной иллюстрации?

ИО: Ну что… садитесь и рисуйте. Учитесь, учитесь и учитесь. Ищите тех, кто вам подскажет, покажет, посоветует, одним словом, учителей. Не стесняйтесь спрашивать. Никогда не думайте, что вы уже всему научились. Это огромная ошибка.

Чем больше я работаю, тем больше вижу, что умею очень мало. Ну и не стесняйтесь показывать свои работы издателям.

А то многие сидят и никому ничего не показывают, а вдруг не понравится?!?! Да, многим не понравится, да, будете получать отказы, но все равно продолжайте искать и при этом рисовать дальше. В конце концов, найдете.

Отдельная благодарность издательству «Манн, Иванов и Фербер» и лично Александре Шляховой за помощь в организации интервью. А также Евгению Еронину за помощь в подготовке материала.

Источник: http://spidermedia.ru/comics/intervyu-s-hudozhnikom-igorem-olejnikovym

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector